ЛитВек - онлайн библиотека >> Ингвар Амбьернсен >> Детская проза >> Самсон и Роберто. Капитан Неро

Ингвар Амбьернсен Самсон и Роберто. Капитан Неро

Ингвар Амбьернсен

© Инна Стреблова, перевод на русский язык, 2017

© Александра Шадрина, иллюстрации, 2017

© ООО «Издательство Альбус корвус», издание на русском языке, 2017

The original title: Kaptein Nero

Copyright © CAPPELEN DAMM AS 2013

The Russian language publication of the book was negotiated through Banke, Goumen & Smirnova Literary Agency (www.bgs-agency.com)

Слуга зверей

Самсон проснулся и нежился в кровати, с удовольствием вдыхая запах собственной сырой шерсти[1].

«Вот повезло-то, — думал он, — что я — это я, а не кто-то другой. Не какая-нибудь там чужая собака, у которой даже нет друзей, или, например, еще того хуже — злой пингвин!»

В голове у него мелькнул образ злого пингвина, и от этого невольно вырвался тявк. А после этого тявка захотелось уже как следует погавкать радостным гавком, громко и смело, своим знакомым голосом, но он удержался. Рядом спал Роберто, и лучше было его не будить. Часы на столике между их кроватями показывали только половину седьмого, а коты, если их рано разбудить, бывают спросонья сварливыми. И Самсон решил, что лучше будет еще немного понежиться, пока не рассвело. Накануне вечером он съел найденного на пляже чирка. И теперь можно было понаслаждаться замечательным вкусом недожеванных остатков, застрявших между зубами.

Самсон и Роберто. Капитан Неро. Иллюстрация № 1


«Хорошо жить на свете! — подумал Самсон. — И нет никого счастливей довольной собаки!» Он снова заснул и увидел во сне, как он лихо играет на гитаре и его слушает переполненный зал.

Внизу, в кухне на первом этаже, барсучиха Грета накрывала на стол, негромко напевая старую моряцкую песенку. На ней была бордовая форма коридорной, которую ей выдали, когда она поступила на работу в пансионат «Раздолье над фьордом». Изумительно нарядный костюмчик с лампасами на брюках и маленькими золотыми погончиками на плечах. На голове у нее была плоская шапочка, которую один из постояльцев принял как-то за коробочку из-под таблеток, но его поправили, и это воспоминание Грете было приятно.

— Значит, если еще раз прикинуть: Самсон и Роберто — это два. Еще я и вдова Омутсен — уже четыре. И последний — не в том смысле, что неважный, а наоборот, очень почтенный гость — представитель местного управления Кольдевин. Он придет в девять. Итого — пять.

Она поставила на стол пять десертных и пять суповых тарелок, пять чашек и пять стаканов и тут вспомнила про туалет в пятом номере. Мастерица-на-все-руки Улли обещала его починить. «А Улли не из тех, кто любит утром поваляться в постели, — подумала Грета и на всякий случай поставила посуду еще на одного гостя. — Ах да! Еще ведь надо поставить рюмочки для яиц. Знать бы, сколько надо будет подать глазуний, а сколько вареных яиц? Как же быть? Вот тебе и головоломка с утра пораньше!»

Самсон и Роберто. Капитан Неро. Иллюстрация № 2


Но тут Грета вспомнила мудрый совет старика фон Страуса из придорожной лавки за поворотом: трудности надо решать по мере их поступления. Повеселев, она радостно побежала в сад, принюхиваясь к чудесным утренним запахам.

У ворот в ящике для несушек за ночь уже набралось двенадцать хорошеньких смуглых яичек, которые снесли курицы в благодарность обитателям пансионата за то, что те позволяли им сколько угодно кудахтать и привольно разгуливать по саду, где вздумается.

На третьем этаже пансионата во второй раз проснулся Самсон. Сейчас он так обрадовался в предвкушении нового дня, что хвост у него заходил ходуном, словно хворостина. «Ведь, что ни день, всякий раз случается что-нибудь новенькое! — подумалось Самсону. — Урра!»

Кот Роберто, разбуженный неудержимым маханием собачьего хвоста, потянулся, растопырив когти, и перевернулся на другой бок. Затем он приоткрыл один желтый глаз и взглянул на Самсона.

— Глянь! Глянь! — сказал Самсон.

Роберто открыл другой желтый глаз.

— Гав! Гав, гав, гав!

Роберто снова перевернулся на спину:

— Будь другом!

— Я уже друг!

— Это так. Но мы же договаривались, что не будем начинать день с гавканья. Это очень портит мне настроение.

— Так я же это от радости.

— Знаю, дружочек.

— Мы встаем! И до завтрака можем побегать в саду!

— Ну так ступай и побегай! А мы, коты, такого не любим.

— Да, но я же хочу побегать вместе с тобой!

Роберто отвернулся к стене.

— Хочешь, мы прямо тут поиграем? — предложил Самсон.

Роберто рывком отбросил перину и ушел в ванную.

Тем временем внизу на кухне Грета поставила кипятить воду, чтобы заварить кофе, и в этот миг услышала вдали чудо-юдо-автомобиль выдры Улли. Гремела эта машина ужасно, потому что Улли собрала ее из старого хлама и железяк, какие подвернулись под руку. В ход пошли пустые канистры из-под бензина, старые швейные машинки, негодные кухонные котлы и ведра с гвоздями, резиновые кольца и ломаные вещи, в общем, не разбери что.

Выйдя на крыльцо, Грета смотрела, как Улли ставит чудо-юдо-автомобиль под старой яблоней. Сбоку на машине краской была выведена надпись: «Выдра-на-все-руки Улли».

— Какой замечательный денек! — воскликнула Улли, с грохотом захлопнув дверцу.

Самсон и Роберто. Капитан Неро. Иллюстрация № 3


Перекувырнувшись в воздухе и на лету схватив зубами большое красное яблоко, она приземлилась на лужайке.

— Как хорошо, что ты сразу приехала! — сказала Грета.

— Правда же, хорошо? — обрадовалась Улли. — До того хорошо, что просто здорово! А где пациент?

— Пациент?

— Расстроенная уборная!

— На втором этаже, в пятом номере. Но разве ты не хочешь сначала позавтракать? Самсон и Роберто вот-вот спустя…

Но Улли уже промчалась мимо Греты, мелькнув, как серая молния, с двумя ящиками инструментов в обеих лапах и большим красным яблоком в зубах. И тотчас же принялась расправляться с уборной. Она так заколотила там молотком, что весь пансионат заходил ходуном, а Улли знай себе пела песни, одновременно догрызая яблоко.

— Батюшки! Ну, что я вам говорила! Настал конец света, да? Не скрывайте от меня правду! Не бойтесь, я выдержу!

Грета в удивлении обернулась.

Перед нею, уныло повесив клюв, стояла спустившаяся из своего номера вдова Омутсен.

Грета бегом бросилась к ней, крепко обняла бедную серую старушку-гусыню и стала гладить по голове.

— Это всего лишь моя подружка Улли! Как же я забыла тебя предупредить! Когда Улли приходит, у нас всегда делается немножко шумно. Но сердце у нее, ты уж поверь, золотое. И печенка тут тоже ни при чем. К тому же мы у себя в пансионате не допустим