ЛитВек - онлайн библиотека >> Уоррен Мерфи и др. >> Боевик и др. >> Цикл романов "Дестроер-2". Компиляция. Книги 1-25

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир Божество смерти

Глава первая

Он точно знал, что умрет. Если останется еще хотя бы на один день в Чикаго, то залезет на крышу одного из этих дьявольской высоты зданий и кинется вниз или ткнет себе в глаз дуло «пушки», что братец приволок из Вьетнама, и проверит его огневую мощь на собственном черепе. А то можно под поезд — но тут есть опасность лишь покалечиться. Ненадежная вещь. Переменчива, как перст судьбы — а о судьбе Буйвол Билл знал немало. В том числе и стихов. Судьба — для одних личина или дух, для других — божество или муза, странная сила, одушевленная в строчках, звучавших по-английски так же странно, как звучали бы они на оджупа, его родном языке — языке, объявленном мертвым, отданном на съедение белым историкам. Но еще не мертв он сам — воин народа оджупа. Рожденный для охоты, для бега, для ночных плясок вокруг костров, для мига познания, когда в глазах умирающего животного видишь вдруг собственную душу.

Единственными животными, делившими с Буйволом его квартирку в многоэтажке, были мыши, толстые крысы и, разумеется, тараканы. А единственным танцем, который он умел и хотел плясать, был танец конца, пляска его собственной смерти.

Медленным рассчитанным движением он вдвинул обойму в рукоять и заглянул в зияющее чернотой дуло. Дьявольское орудие белых — последнее, что увидит он в этом мире.

— Позвольте узнать, чем вы там занимаетесь?

Черт, опять квартирная хозяйка. Вечно начинает свои завывания, едва он закроет дверь.

— Собираюсь выбить себе мозги! — проорал Билл что было мочи.

— Прелестно, но прошу не портить обои, — послышалось из-за дверей.

— Вот этого обещания я не могу дать вам, миссис.

— Это почему же?

Холеная длань хозяйки распахнула дверь.

— А потому что к тому времени я буду мертв, как утонувшая крыса. А покойники не имеют привычки убирать за собой.

Буйвол Билл широко осклабился.

— О Бог мой! — выдохнула хозяйка, узрев подающего надежды молодого студента сидевшим на краю новенькой кровати с громадным пистолетом в руке.

Ствол упирался Биллу в лоб, палец лежал на спуске. Почтенная дама мгновенно оценила ситуацию. Если он промахнется, пуля как пить дать изуродует только что поклеенные обои, голубые в розочку. Купила она их на распродаже, и достать новый кусок таких же не удастся ни за что. Если же в обоях будет дыра, ее придется либо закрывать какой-то картиной, либо, если закрыть не получится, купить другие обои для этой стены — а стало быть, и всей комнаты.

— Не стреляйте! — взвизгнула она. — У вас все впереди, вы так молоды!

— Что впереди? — мрачно вопросил Билл.

— Куча всяких вещей, — поспешила заверить она.

Звали квартирную хозяйку миссис Тракто. По причине ее габаритов жильцы дружно именовали хозяйку Трактором, о чем она не подозревала.

— Например?

— Я.

Она попыталась изобразить завлекательную улыбку.

Весь первый месяц, что этот странный парень квартировал у нее, хозяйку неотступно преследовал страх насилия. Когда он, поигрывая мускулами великолепного тела, прикрытого лишь видавшими виды шортами, спускался по утрам с лестницы, миссис Тракто спешила защелкнуть замок, дабы опасный жилец не смог внезапно овладеть ею. Через месяц она перестала запирать дверь, а еще неделю спустя взяла привычку оставлять ее распахнутой и разгуливать полуголой по коридору. Но страхи ее оставались, увы, напрасными. И теперь, решила она, настал тот самый миг, когда ее щедрое тело может в буквальном смысле спасти этого симпатичного индейского юношу. Если таким образом она спасет ему жизнь, грехом это, естественно, считаться не может.

— Что "я"? — не понял Буйвол.

— Отдаю вам свое тело, чтобы спасти вашу жизнь.

Ноздри Анджелы Тракто расширились.

— Мне и в своем неплохо. И вообще не нужно мне никакого тела. Я хочу умереть.

— Я... Я имела в виду в сексуальном смысле.

Анджела Тракто застенчиво опустила глаза. Вновь подняв их, она увидела, что палец молодого человека напрягся на изгибе спускового крючка, зрачки, смотревшие в дуло, расширились.

— Но есть еще много всякого! — в отчаянии закричала она.

— Чего?

— Ну... разве вы не хотите попрощаться со своими друзьями в стране оджупа?

— Нет никакой страны оджупа. Одна резервация.

— Но друзья-то у вас есть!

— Друзья есть, — грустно кивнул Буйвол Билл. — И белые. И индейцы. И... и нет у меня никаких друзей. Знаете, что получает тот, кто три года подряд долбил древнегреческую литературу?

— Д-диплом.

— Дырку в голове — вот что он получает. Я уже не знаю, кто я теперь — индеец или белый. Или долбаный древний грек. По крайней мере, им я себя ощущаю больше, чем оджупа, или американцем, или кем там еще. Я — ничтожество, миссис Тракто, а ничтожеству места на этом свете нет.

— У вас наверняка что-то произошло, — мудро заключила Анджела Тракто.

Если бы только заставить его чуть-чуть повернуться... Тогда пуля только разобьет стекло. Принципы образцовой хозяйки она усвоила из присланного по почте руководства, и поэтому оконные стекла в доме были застрахованы, обои — нет. Застраховала она и двери, и светильники, и даже канавы вокруг дома, — их в случае возможной осады миссис Тракто собиралась заполнять водой. Но вот обои и полы в страховке не были предусмотрены. Ну и правильно. Что вы хотите — плату-то она берет грошовую, смех просто. Если бы на западную часть Чикаго совершили набег, скажем, воинственные фригийцы, Анджела Тракто разбогатела бы в одну ночь.

— Мой брат погиб. Въехал пьяный в канаву. На тракторе. Трактор перевернулся. Прямо на него. А я даже не поехал на похороны.

— Ну, для мертвых все равно уже ничего не сделаешь. Вы... вы не повернетесь немножко?

— Дело даже не в его смерти. И не в том, что я не приехал на его похороны. Я понял, что я сам давно умер — когда отец пел мне по телефону нашу песнь смерти, а я... Знаете, что я сказал в ответ?

— Спросили, оплачен ли звонок?

— Я не знаю нашего языка. Я знаю латынь, греческий, но не язык оджупа. Я не знаю, как будет «мать», «отец», «земля» или «до свидания». Я забыл все это, давно забыл. И ответил отцу цитатой из Софокла!

Глубоко вздохнув, Буйвол Билл зажмурил глаза, — он решил, что зрелище летящей в мозг пули вряд ли будет для него вдохновляющим.

— Но вы можете снова стать индейцем. Не нажимайте, пожалуйста! Вы все вспомните!

— Слишком поздно.

— Но ведь когда-то вы знали все это?

— Тогда в моей башке не плескались, как в свином корыте, все эти живые и мертвые языки. Тогда... да, тогда мне не снились сны на латыни и греческом. Единственным
ЛитВек: лучшие книги месяца
Топ книга - Тесс Герритсен - Лихорадка - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Филипп Олегович Богачев - Пикап. Самоучитель по соблазнению - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Валентин Юрьевич Ирхин - Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Владимир Васильевич Бешанов - "Кроваво-Красная" Армия. По чьей вине? - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Владимир Константинович Тарасов - Технология жизни. Книга для героев - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Карен Хорни - Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Джон Перкинс - Исповедь экономического убийцы - читаем полностью в ЛитВекТоп книга - Кейт Феррацци - «Никогда не ешьте в одиночку» и другие правила нетворкинга - читаем полностью в ЛитВек