ЛитВек - онлайн библиотека >> Мари Руткоски >> Любовная фантастика >> Поцелуй победителя

Мари Руткоски Поцелуй победителя

Поцелуй победителя. Иллюстрация № 1

О переводе

Оригинальное название: The Winner's Kiss (The Winner's Trilogy #3) by Marie Rutkoski

Мари Руткоски "Поцелуй победителя"

Серия: The Winner's Trilogy #3

Перевод: Виктория Салосина, Светлана Егошина

Редактура: Виктория Салосина, Светлана Егошина

Вычитка: Елена Брежнева

Глава 1

Он поведал себе историю.

Но не сразу.

Раньше не было времени для мыслей, которые можно облечь в слова. У него голове царила блаженная пустота. В ней не осталось места для сказок. Идёт война. Арин родился в год бога смерти, и в кои-то веки он был рад этому. Он сдался на милость своему богу, который, улыбаясь, уже приблизился вплотную. «Сказки убьют тебя, — прошептал он Арину на ухо. — Теперь просто слушай. Слушай меня».

И Арин слушал.

Его корабль несся по морю прочь от столицы. И вот он уже вместе с флотом восточного государства, юркими военными одномачтовыми кораблями, выкрашенными в синие и зеленые цвета их величества, заходил в залив своего города. Корабли принадлежали Арину, по крайней мере, пока. Подарок дакранской королевы своим новым союзникам. Кораблей было не так много, как бы хотелось Арину. И не настолько они были утяжелены оружием, как бы ему хотелось.

Но:

Они слушались.

Арин велел капитану своего корабля встать рядом с самым большим дакранским сторожевым судном. Отдав приказ капитану зайти в док и найти сестру Арина в городе, сам он взошел на борт сторожевика. Он подошел к командующему восточным флотом Хашу, худощавому мужчине с необычайно высокой переносицей и смуглой кожей, лоснящейся под поздним весенним солнцем.

Арин посмотрел Хашу в глаза — чёрные, всегда прищуренные, с желтой подводкой, что указывало на его статус флотоводца. Он словно знал, что Арин хотел сказать. Житель востока чуть улыбнулся.

— Они на подходе, — сказал Арин.

Он объяснил, какие меры принял валорианский император, чтобы вся вода в Геране медленно отравляла народ. Должно быть, несколько месяцев назад император послал кого-то в горы к источнику акведука. Даже с палубы корабля Хаша Арину был виден арочный хвост акведука, построенного валорианцами. Издалека водопровод было видно не очень хорошо, он змеился с гор вниз, неся нечто, что ослабляло геранцев, делало их сонными и заставляло трястись.

— Меня видели в столице, — сказал Арин Хашу. — Корабль валорианцев преследовал мой почти до самых Пустынных островов. Надо полагать, император в курсе, что я знаю.

— Что случилось с кораблём?

— Он вернулся. Наверное, поплыл за подкреплением… и приказами императора. — Арин говорил на языке мужчины резким голосом с сильным акцентом, произнося слоги быстро, но твердо. Этот язык был для него внове. — Он нанесёт удар сейчас.

— Почему ты так уверен, что яд попал в город через водопровод? Откуда у тебя такая информация?

Арин помедлил, неуверенный в том, как правильно выразить на дакранском то, что хотел сказать.

— Моль, — ответил он на своем языке.

Хаш прищурился еще сильнее.

— Шпионка, — сказал Арин на дакранском, наконец-то подобрав правильное слово. Он покрутил на мизинце золотое кольцо и подумал о Тенсене, своем опытном шпионе, и о том, что валорианский корабль, преследовавший его, может быть признаком того, что Тенсена арестовали, стоило только Арину покинуть дворец. Старик настоял на том, чтобы остаться. Его могли схватить. И пытать. Заставить говорить. Арин мог только догадываться, что валорианцы могли с ним сделать…

Нет. Бог смерти опустил холодную длань на мысли Арина и крепко сжал их в кулак.

«Ты не слушаешь, Арин».

«Слушай».

— Мне нужна бумага, — произнес Арин вслух, — и чернила.

Арин рисовал свою страну для Хаша. Он стремительным движением руки набросал полуостров Герана, чётко очерчивая пером кривые линии. Потом он заштриховал острова, разбросанные с южной стороны полуострова и рассыпавшиеся в море между Гераном и Валорией. Он изобразил Итрию — большой скалистый остров, создававший пролив между ним и оконечностью полуострова.

— Весной течение в проливе очень мощное. Трудно плыть против течения. Но если валорианский флот придёт, то они выберут этот путь.

— Они выберут пролив, в котором трудно справиться с навигацией? — скептически спросил Хаш. — Они могут обогнуть три острова и повернуть на север, чтобы до самого города плыть к нему вдоль полуострова.

— Слишком медленно. Купцы любят этот пролив. В это время года течение самое сильное и оно толкает корабли от Валории вплоть до самого Герана. Стремительный поток быстро пронесёт их через пролив. Император рассчитывает напасть на ослабленный город. Он не ожидает сопротивления. И поэтому не видит никаких причин ждать, чтобы заполучить желаемое. — Арин коснулся восточной части острова Итрия и мыса полуострова. — Мы можем спрятаться здесь, одна половина флота встанет к востоку от полуострова, другая — на восточной стороне. Когда валорианский флот зайдёт в пролив, они поплывут очень быстро, и мы сможем напасть на них с обеих сторон. Они не смогут отступить, куда бы ни дули ветра. Если же они попытаются это сделать, поток вынесет их обратно.

— Ты ничего не сказал о численности. У нас небольшой флот. Твой план предполагает разделение нашего и без того немногочисленного флота ещё надвое. Тебе доводилось хоть раз видеть сражение на воде?

— Да.

— Надеюсь, ты говоришь не о том недоразумении в бухте в ночь Первозимнего восстания.

Арин хранил молчание.

— То было в бухте, — ехидно сказал Хаш. — Довольно уютная колыбель, нежные ветра которой укачают любого младенца. Легко маневрировать. Речь идёт о сражении в открытом море. А ты предлагаешь ослабить наш флот, разделив его на части.

— Не думаю, что валорианский флот окажется большим.

— Не думаешь, значит.

— Флоту не требуется быть многочисленным, чтобы напасть на город, чьё население было отравлено и приведено в состояние летаргии. На город, — многозначительно сказал Арин, — у которого, по мнению императора, нет союзников.

— Мне нравится идея о внезапности нападения. Мне нравится мысль запечатать валорианцев между нами. Но твой план