ЛитВек - онлайн библиотека >> Саша Черный и др. >> Детские стихи и др. >> Собрание сочинений. Т. 5

Саша Чёрный Собрание сочинений в пяти томах Том 5

Собрание сочинений. Т. 5. Иллюстрация № 1

ДЕТСКИЙ ОСТРОВ*

ДЕТЯМ *

Может быть, слыхали все вы — и не раз,
           Что на свете есть поэты?
           А какие их приметы,
           Расскажу я вам сейчас:
Уж давным-давно пропели петухи…
           А поэт еще в постели.
           Днем шагает он без цели,
           Ночью пишет всё стихи.
Беззаботный и беспечный, как Барбос,
           Весел он под каждым кровом,
           И играет звонким словом,
           И во все сует свой нос.
Он хоть взрослый, но совсем такой, как вы:
           Любит сказки, солнце, елки,—
           То прилежнее он пчелки,
           То ленивее совы.
У него есть белоснежный, резвый конь,
           Конь Пегас, рысак крылатый,
           И на нем поэт лохматый
           Мчится в воду и в огонь…
Ну так вот, — такой поэт примчался к вам:
           Это ваш слуга покорный,
           Он зовется «Саша Черный»…
           Почему? Не знаю сам.
Здесь для вас связал в букет он, как цветы,
           Все стихи при свете свечки.
           До свиданья, человечки! —
           Надо чайник снять с плиты…
1920

ВЕСЕЛЫЕ ГЛАЗКИ

В РАЮ*

По лиловым дорожкам гуляют газели
И апостол Фома с бородою по грудь…
Ангелята к апостолу вдруг подлетели:
«Что ты, дедушка, бродишь? Расскажи что-нибудь!
Как шалил и играл ты, когда был ребенком?
Расскажи… Мы тебе испечем пирожок…»
Улыбнулся апостол. «Что ж, сядем в сторонке,
Под тенистой смоковницей в тесный кружок.
Был я мальчик румяный, веселый, как чижик…
По канавам спускал корабли из коры.
Со стены ребятишки кричали мне: „Рыжик!“
Я был рыжий — и бил их, и гнал их с горы.
Прибегал я домой весь в грязи, босоножкой,
Мать смеялась и терла мочалкой меня.
Я пищал, а потом, угостившись лепешкой,
Засыпал до румяного, нового дня».
«А потом?» — «А потом я учился там в школе,—
Все качались и пели, — мне было смешно,
И учитель, сердясь, прогонял меня в поле.
Он мне слово, я — два, — и скорей за окно…
В поле я у ручья забирался под мостик,
Рыбок горстью ловил, сразу штук по семи».
Ангелята спросили: «За хвостик?» — «За хвостик».
Ангелята вздохнули: «Хорошо быть детьми».
<1920>

ПРИГОТОВИШКА*

Длиннохвостая шинель.
На щеках румянец.
За щекою карамель,
За спиною — ранец.
Он ученый человек.
Знает, что ни спросим:
Где стоит гора Казбек?
Сколько трижды восемь?
В классе он сидит сычом
И жует резинку.
Головенка куличом,
Уши, как у свинки.
А в карманах — целый склад:
Мох, пирог с грибами,
Перья, ножик, мармелад,
Баночка с клопами.
В переменку он, как тигр,
Бьется с целым классом.
Он зачинщик всяких игр,
Он клянется басом.
Возвращается домой:
Набекрень фуражка,
Гордый, красный, грудь кормой,
В кляксах вся мордашка.
«Ну, что нового, Васюк?» —
Выбежит сестренка.
Он, надувшись, как индюк,
Пробурчит: «Девчонка!..»
Схватит хлеба толстый ком,
Сбросит пояс с блузы
И раскроет милый том —
Робинзона Крузе.
<1919>

КОСТЕР*

Эй, ребятишки,
Валите в кучу
Хворост колючий,
Щепки и шишки,
А на верхушку
Листья и стружку…
Спички, живей!
Огонь, как змей,
С ветки на ветку
Кружит по клетке,
Бежит и играет,
Трещит и пылает…
           Шип! Крякс!
           Давайте руки —
И будем прыгать вкруг огня,
           Нет лучше штуки —
 Зажечь огонь средь бела дня.
           Огонь горит,
И дым глаза ужасно ест.
           Костер трещит,
Пока ему не надоест…
Осторожней, детвора,
Дальше, дальше от костра —
Можно загореться.
Превосходная игра…
Эй, пожарные, пора,
Будет вам вертеться!
Лейте воду на огонь.
Сыпьте землю и песок, —
Но ногой углей не тронь,
Загорится башмачок.
Зашипели щепки, шишки,
Лейте, лейте, ребятишки!
           Раз, раз, еще раз…
           Вот костер наш и погас.
<1911>

ТРУБОЧИСТ*

           Кто пришел? — Трубочист.
Для чего? — Чистить трубы.
Чернощекий, белозубый,
А в руке — огромный хлыст.
           Сбоку ложка, как для супа…
Кто наврал, что он, злодей,
В свой мешок кладет детей?
Это очень даже глупо!
           Разве мальчики — творог?
Разве девочки — картошка?
Видишь, милый, даже кошка
У его мурлычет ног.
           Он совсем, совсем не страшный:
Сажу высыпал на жесть.
Бублик вытащил вчерашний,—
Будет есть.
           Рано утром, на рассвете,
Он встает и кофе пьет.
Чистит пятна на жилете,
Курит трубку и поет.